Новости сайта
Меню сайта

Календарь новостей
«  Ноябрь 2006  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Форма входа

Друзья сайта

Наш опрос
Оцените мой сайт

[ Результаты · Архив опросов ]

Всего ответов: 77


» 2006 » Ноябрь » 29 » Дов Конторер: Ultima Thule 2 ноября 2006
Дов Конторер: Ultima Thule 2 ноября 2006

Ultima Thule 2 ноября 2006
2006-11-26

Дов Конторер

--------------------------------------------------------------------------------
Опубликовано на сайте Аналитической группы МАОФ http://rjews.net/maof
Адрес статьи на сайте: http://rjews.net/maof/article.php3?id=13377&type=s&sid=10
--------------------------------------------------------------------------------

...не создание своего, палестинского государства, а уничтожение Государства Израиль является реальной целью ООП и связанных с ней группировок...
...учитывая опыт поведения палестинцев в минувшие десятилетия, мировое сообщество должно осознать, что палестинский нарратив, апеллирующий к парадигме национального самоопределения, представляет собой фундаментальную ложь...
В практическом плане это означает отказ от заведомо бесперспективных попыток решения израильско-палестинского конфликта через создание независимого палестинского государства...

«Вести», 2 ноября 2006

Планы старые и новые

Вторая ливанская война осталась в прошлом и главным очагом непосредственно наблюдаемого конфликта на Ближнем Востоке снова стало давнее, однообразное и в значительной степени бесперспективное противостояние между Израилем и палестинцами.

В нашем регионе имеются и другие, не менее глубокие конфликты, опровергающие популярный тезис о том, что именно израильско-палестинское урегулирование принесет желанную стабильность на Ближний Восток (и, как следствие, в сферу мировой энергодобычи). В данный момент это - ставшая очевидной конфронтация между крепнущим шиитским Ираном и блоком «умеренных» суннитских государств, среди которых главная роль принадлежит Саудовской Аравии и Египту. Даже с учетом подлинной остроты израильских опасений, связанных с иранским ядерным проектом, можно предположить, что непосредственная задача Тегерана ставится в иной плоскости – как укрепление шиитского пояса, связавшего собственно Иран, отданный во власть шиитам Ирак, алавитское руководство Сирии (претерпевшее, по мнению некоторых исследователей, шиитизацию де-факто) и шиитскую общину Ливана.

Вполне ощутимое давление этого пояса уже сейчас составляет непосредственную угрозу саудовским интересам, а для Египта оно обозначает малоприятную перспективу появления на Ближнем Востоке новой сверхдержавы, наследующей исторические традиции Персидской империи.

В прежние годы в нашем регионе также имели место значительные конфликты и войны, куда более кровопролитные, чем периодические вспышки полноформатных военных действий между Израилем и арабами. Это и восьмилетня ирано-иракская война, и оккупация Кувейта, и египетская интервенция в Йемене. Но, несмотря на общеизвестные факты, именно те аспекты ближневосточной конфликтности, которые непосредственно связаны с Израилем, воспринимаются международным сообществом как средоточие региональной нестабильности. Что же до израильско-палестинского конфликта, то он, в свою очередь, считается серцевиной всего комплекса противоречий между Израилем и арабами.

По числу предлагавшихся в разные годы планов его урегулирования израильско-палестинский конфликт не имеет себе равных. Человек, способный элементарным образом перечислить все эти планы (международные, «общеарабские» и израильские), будет способен защитить диссертацию по политической истории Ближнего Востока. Только из считающихся актуальными в настоящее время можно упомянуть «Дорожную карту» и саудовскую «мирную инициативу» 2002 года. В самом Израиле, с присоединением к правящей коалиции партии НДИ, многие вспомнили о предлагавшемся Авигдором Либерманом плане «обмена населением и территориями», в рамках которого Израиль произведет аннексию некоторых поселенческих блоков в Иудее и Самарии при одновременном выведении из-под израильского суверенитета ряда арабских районов, примыкающих к «зеленой черте».

Мне уже доводилось писать, что я считаю категорически несостоятельными «моральные» аргументы против этого плана – в той их части, которая касается предлагаемого Либерманом лишения нескольких сотен тысяч арабов в Вади-Ара и «треугольнике» израильского гражданства. Наши отношения с арабским меньшинством давно уже перешли ту черту, по которой проходит граница допустимости подобных решений. Систематически выступая в роли пятой колонны и выдвигая в качестве своих лидеров откровенных провокаторов, израильские арабы вполне заслужили того, чтобы мы рассматривали их как свою «проблему», а не как естественную часть своего национального коллектива.

Ключевая проблема с планом «обмена населением и территорими» состоит, на мой взгляд, в другом. Это план фактически объединяет НДИ с левым израильским лагерем на базе изъявляемой им готовности к установлению границы по «зеленой черте», тогда как разговоры о необходимости присоединить к Израилю Ариэль за счет отказа от Умм эль-Фахма и т.д. остаются всего лишь декоративным довеском к нему. Этот «довесок» и сейчас никого ни к чему не обязывает, и в будущем не получит шансов на осуществление. Из всех планов подобного рода извлекается в конце концов только «сухой остаток», которым неизменно становится израильское отступление.

В целом план Либермана, несмотря на наличие в нем определенных оригинальных моментов, следует принятой парадигме урегулирования израильско-палестинского конфликта. Эта парадигма предполагает «политическое решение», основным элементом которого станет создание независимого палестинского государства в Иудее, Самарии и Газе – с минимальным изменением границ 1967 года. Но именно эту парадигму подвергает сомнению «План гуманитарного решения палестинской проблемы», выдвинутый недавно д-ром Мартином Шерманом и поддержанный международным общественно-политическим форумом «Иерусалимский саммит».

Ошибочная парадигма

Д-р Мартин Шерман, научный сотрудник кафедры политологии Тель-Авивского университета и один из ведущих экспертов Института контртеррористической политики при Междисциплинарном центре в Герцлии, начинает с того, что определяет формальную несостоятельность принятой парадигмы израильско-палестинского урегулирования: «Палестинцы доказали своими действиями, что они, во-первых, не испытывают действительной заинтересованности в создании собственного государства, и, во-вторых, не обладают необходимыми для этого способностями. Начиная с 1947 года, они раз за разом отвергали все предложения, сулившие им непосредственную возможность создать свое государство. Последним доказательством этого стало поведение Арафата в Кемп-Дэвиде летом 2000 года. Можно со всей определенностью утверждать, что если бы палестинцы действительно желали создания своего государства, оно бы у них уже было».

Что же до способностей, необходимых тому или иному народу для создания своего государства, то здесь Мартин Шерман отмечает следующее: «Палестинское движение находилось в самом лучшем положении по сравнению со всеми остальными национальными движениями в период после Второй мировой войны. Оно пользовалось широким международным сочувствием, имело стабильные источники финансирования, опиралось на безоговорочную поддержку одной из двух сверхдержав в годы холодной войны - и даже тогда благожелательным образом освещалось средствами массовой информации на Западе. Вслед за тем, в течение десяти с лишним лет, правительства Израиля, признав правомерность декларативных политических устремлений ООП, были настроены на удовлетворение палестинских требований в очень существенном объеме. Но, несмотря на все эти благоприятные факторы, палестинское национальное движение добилось исключительно жалких результатов и, в конечном счете, не принесло своему народу ничего, кроме насилия, коррупции, нищеты и страданий».

Истинным побудительным мотивом палестинского движения д-р Шерман считает «не отсутствие у палестинцев возможности национального самоопределения, а наличие такой возможности у евреев». Или, иными словами, не создание своего, палестинского государства, а уничтожение Государства Израиль является реальной целью ООП и связанных с ней группировок.

Но такая постановка политических целей является – или, по крайней мере, должна являться – абсолютно неприемлемой для мирового сообщества, настаиват д-р Шерман. И поэтому, учитывая опыт поведения палестинцев в минувшие десятилетия, мировое сообщество должно осознать, что палестинский нарратив, апеллирующий к парадигме национального самоопределения, представляет собой фундаментальную ложь.

В практическом плане это означает отказ от заведомо бесперспективных попыток решения израильско-палестинского конфликта через создание независимого палестинского государства. «Но даже в том случае, если решение такого рода будет устранено с международной повестки дня, останется актуальной гуманитарная проблема палестинского населения, живущего под израильским военным контролем, - подчеркивает Мартин Шерман. – Эта проблема несомненно потребует своего решения. Но решать ее надо не в политической плоскости, а в контексте необходимых шагов гуманитарного характера. А последние будут возможны и эффективны только в том случае, если официальный палестинский нарратив будет дезавуирован и лишен легитимности. Почему? Потому, что гуманитарное решение палестинской проблемы неизбежно войдет в противоречие с политической игрой, характер которой подразумевает возможность и целесообразность создания независимого палестинского государства».

Поощрение к эмиграции

В предлагаемом д-ром Шерманом гуманитарном решении можно выделить три основных элемента:

а) Немедленное расформирование UNRWA – The UN Relief and Works Agency for Palestine Refugees in the Near East. Это агентство ООН, созданное в 1950 году специально для оказания помощи палестинцам, действует отдельно от Управления Верховного Коммиссара ООН по делам беженцев. Получая и расходуя огромные средства, оно фактически проводит политику, противоположную общей политике Верховного Комиссара ООН, направленной на обустройство беженцев в районах их проживания.

б) Прекращение злонамеренной дискриминации палестинских беженцев в арабских государствах и предоставление им реальной возможности социальной интеграции в странах сегодняшнего проживания.

в) Предоставление щедрых эмиграционных пособий палестинцам, покидающим районы своего проживания, находящиеся под израильским военным контролем. Эти пособия должны предоставляться на индивидуальной основе (главам семей), а не каким-либо палестинским организациям.

Мартин Шерман подчеркивает, что агентство UNRWA является уникальным механизмом, целеноправленно увековечивающим проблему палестинских беженцев 1948 года – в интересах враждебных Израилю арабских государств и собственного аппарата, поглащающего выделяемые ему бюджеты ООН. При этом д-р Шерман отмечает, что UNRWA и Управление Верховного Комиссара по делам беженцев не просто проводят принципиально разную политику в отношении опекаемых ими групп населения: даже и в отношении самого понятия «беженец» они придерживаются совершенно разных определений.

UNRWA автоматически относит к числу «палестинских беженцев» их детей, внуков и правнуков – независимо от того, как сложилась их жизнь за прошедшие после Войны за независимость десятилетия. Это позволяет агентству выкачивать из ООН дополнительные средства, которые любая бюрократия умеет «освоить». Но еще более важным является политическое значение разницы в определениях понятия «беженец», используемых вышеупомянутыми инстанциями. Согласно критериям UNRWA, в мире существует в настоящее время от 4 до 5 миллионов палестинских беженцев, тогда как при использовании критериев Верховного Комиссара, принятых в отношении всех остальных групп беженцев в мире, численность соответствующего палестинского контингента составляет порядка 200-300 тысяч человек. Разница, как мы видим, огромна: свыше 90 процентов.

Мартин Шерман настаивает на том, что палестинские беженцы должны перейти под опеку Верховного Комиссара ООН – на равных со всеми остальными беженцами в мире условиях. Что же до тех палестинцев, которые естественным образом лишатся при этом статуса беженцев, то они должны немедленно получить все права, включая право на гражданство, в арабских странах. Достижению этой цели должна способствовать, по мнению д-ра Шермана, «энергичная и агрессивная дипломатическая кампания, которая вынудить арабские государства отказаться от многолетней политики дискриминации в отношении палестинцев».

В то же время палестинцам, живущим в районах, находящихся под израильским военным контролем, может быть предложена только одна корректная и справедливая опция: щедрая помощь в эмиграции. Связанное с этим решение нейтрализует перманентный очаг напряженности на Ближнем Востоке, решит гуманитарные проблемы палестинского населения и избавит его от власти жестокого и коррумпированного аппарата Палестинской администрации.

Куда именно можно и нужно направить поток палестинской эмиграции из Иудеи, Самарии и Газы? «Желательно, но не обязательно направить палестинских эмигрантов в страны, наиболее близкие им в культурном, религиозном и ментальном отношениях, - отвечат д-р Шерман. – Важнее, однако, чтобы эмиграционное пособие действительно позволяло отъезжающим построить новую, более счастливую жизнь. А это, в свою очередь, требует именно индивидуального принципа выплаты, поскольку в противном случае палестинцы не будут защищены от давления действующих в их среде интересантов».

Объем затрат

Ознакомившись в общих чертах с «Планом гуманитарного решения палестинской проблемы», было естественно задать д-ру Шерману два ключевых вопроса. Какова, по его мнению, вероятность того, что предложенная эмиграционная опция будет положительно воспринята сколько-нибудь значительным числом палестинцев, проживающих в Иудее, Самарии и Газе? И каков объем ожидаемых финансовых затрат, связанных с реализацией данного плана?

- Следует, прежде всего, принимать в расчет то обстоятельство, что процесс эмиграции палестинцев с контролируемых территорий и сейчас, в отсутствие всякой международной поддержки, имеет место, - говорит Мартин Шерман. – Официальные власти и СМИ автономии пытаются скрыть этот факт, но он хорошо известен экспертному сообществу. И это, в конце концов, естественно, поскольку в условиях бесперспективного конфликта с Израилем, отягощенного для палестинцев коррупцией и произволом их собственной власти, мысли об эмиграции возникают у многих.

Опросы общественного мнения указывают на то, что лишь 15 процентов палестинцев категорически отвергают эмиграционную опцию, - продолжает д-р Шерман. – В то же время свыше 70 процентов опрошенных утверждают, что материальная помощь могла бы явиться для них существенным побудительным фактором к эмиграции, Такие данные были получены в результате опроса, проведенного в ноября 2004 года Палестинским центром изучения общественного мнения. И сравнительно недавно университет Бир-Зейт провел исследование, показавшее, что 44 процента молодых палестинцев были бы рады возможности эмигрировать из Иудеи, Самарии и Газы, если бы им была предоставлена соответствующая помощь. Таким образом, даже сейчас, когда обсуждение данной проблемы носит сугубо теоретический характер, мы наблюдаем явные признаки того, что значительная часть палестинского населения в контролируемых Израилем районах была бы рада предлагаемому нами решению.

Что же до объема необходимых для реализации «Гуманитарного решения» финансовых средств, то здесь д-р Шерман говорит следующее: «Его стоимость будет существенно меньше чем ожидаемые затраты по любому из обсуждаемых в настоящее время проектов урегулирования израильско-палестинского конфликта. Многое, конечно, будет зависеть от того, какой объем помощи выделяется на одну семью. Допустим, что одна семья получает в случае эмиграции от 100 до 200 тысяч долларов. Далее, какова реальная численность арабского населения в Иудее, Самарии и Газе? Существуют официальные данные Палестинского статистического бюро и сильно отличающиеся от них результаты исследований группы израильских демографов во главе с д-ром Йорамом Этингером. Учитывая эту разницу и возможные колебания в сумме выплат на одну эмигрирующую семью, мы получаем общий объем в интервале от 60 до 150 миллиардов долларов».

150 миллиардов долларов? Сумма огромная. Но д-р Шерман настаивает на том, что «для решения такой проблемы это смешные деньги». И его доводы не кажутся вовсе надуманными.

«Это в два с лишним раза меньше тех расходов, которые США уже понесли до настоящего времени в связи с войной в Ираке. Израильский валовой внутренний продукт составляет порядка 100 миллиардов долларов в год. Отчисляя на решение данной проблемы по 5-7 процентов от своего ВВП, мы и сами могли бы в течение 10-15 лет изыскать необходимую сумму. Разумеется, Израилю было бы значительно легче, если бы к реализации «Гуманитарного решения» удалось подключить международных спонсоров. В этом случае затраты на решение палестинской проблемы составили бы совершенно мизерный процент от ВВП государств, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (OECD). При этом предлагаемое решение не стало бы бременем для мировой экономики. Напротив, состоятельные палестинские эмигранты принесли бы миллиарды долларов в новые страны своего расселения, включая развивающиеся государства. Не деньги являются главным во всем этом деле, а политическая воля и наша готовность опровергнуть глубоко лживый нарратив ООП, согласно которому единственным решением конфликта станет создание палестинского государства».

Просмотров: 3949 | Добавил: ISRAEL | Дата:
Всего комментариев: 2
2  
smile

1  
Предлагаю Винипласт листовой ВН, ВНЭ, а также вы можете купить Стекломиканит гибкий ГФС-ТТ, ГФС-ТТ, ГФЭ-ТТ, ГФК-Т, ГФК-ТТ в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем-Новгороде, Самаре, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону. С уважением компания ЭЛЕКТРОИЗОЛ

Имя *:
Email *:
Код *:
Сделать бесплатный сайт с uCoz